Сбербанк и санкции

Проституцианство, как религия российской элиты

Spread the love

…Возможно, Герман Греф, глава Сбербанка РФ, никогда, публично, не кричал, что «Крымнаш». Но будучи руководителем крупнейшего финансового института России должен понимать, что это свершившийся факт, и в стране появился новый субъект, который необходимо осваивать. Однако, даже спустя три года, после воссоединения Крыма с Россией, после постройки Крымского моста, на полуострове не появилось ни одного сбербанковского банкомата, не говоря уже об отделениях банка.

В то же время, Сбербанк не спешит уходить с территории Украины, где националисты не раз совершали акты вандализма по отношению ко всему, что хоть как-то связано с Российской федерацией. В том числе и сбербанковские филиалы.

Более того, до возвращения Крыма Сбербанк находился на его территории. Поэтому, для многих жителей полуострова, радующихся исторической справедливости, была непонятна срочная эвакуация филиалов банка. Почему, Россия, снова став родной, закрыла перед ними двери Сбербанка?

Сам Греф аргументирует это тем, что это непозволительная для самого банка операция. Что же в этом такого сверхъестественного, что существенно отличает открытие Сбербанка в Крыму от начала его деятельности в других регионах России?

Все финансисты в один голос заверяют, что стоит Сбербанку появиться на севастопольских или симферопольских просторах, его сразу прикроют не только на западном, но и на восточном рынке, вот почему в Крыму нет Сбербанка России, по их мнению. Западные санкции давно стали мировыми и вышли за рамки Европы: Австралия, Япония, островные государства – все поддерживают политику против России. Если говорить по-простому, то элементарно у банка стало бы меньше денег, вот и вся политика.

То есть, вопреки Конституции России, где черным по-русски написано, что региональное деление банковских секторов неприемлемо, деньги все же правят балом? Но Закон один для всех. И нельзя «пропустить» какую-то территорию и открыто говорить о том, что с точки зрения Сбербанка нерационально идти на какие-то риски ради политики Российской Федерации.

А что наши политики? Сорвали горло, сидя в Москве. Кричали: «Крым наш», «2014 год знаковый, так как Крым присоединился к исторической родине», «Наконец-то, возвращение блудного сына»… Им вторили таблоиды и СМИ. Но не фикция ли это, не ложный ли пафос, когда на словах говорится одно, а на деле происходит совсем иное? Крым-то вроде, как и «наш», но крупнейшие компании, такие как Сбербанк, боятся открывать там свои филиалы.

Не знаю, кто сказал, но сказал хорошо: Как бы ни были прекрасны ваши слова, судить о вас будут по вашим поступкам.

Но поступков-то нет. Наша элита боится санкций, боится потерять доход и ради этого готова терпеть любые оскорбления и утирать плевки в лицо.

Именно поэтому никто из российского истеблишмента, кроме Поклонской и Аксенова не приехали на похороны главы ДНР Александра Захарченко. Именно поэтому целый российский регион не охвачен отделениями Сбербанка. Да много еще чего «поэтому».
Россия хочет добиться уважения в мире? Так уважение достигается не только мощью вооружений, но делами и поступками как государства в целом, так и отдельных личностей. А какое уважение может быть к людям, которые за 30 серебряников продадутся любому, кто купит. И если вы бросаете своих, ради прибыли, то грош вам цена.

Источник

анналесы: …а вы посмотрите, что творится с нашими операторами сотовой связи, когда заходит речь о Крыме…