К вопросу о происхождении некоторых правоборческих движений.

Spread the love

– …Эй, господин! Да вот вы, вы. Ну-ка немедленно прекратите ненавидеть геев!!!
– Что?
– Геев, говорю, перестань ненавидеть! Сию же секунду!
– Почему вы ко мне на «ты»?
– А как с тобой ещё, если ты геев ненавидишь? Выкать прикажешь? За что мне тебя уважать, гниду?
– Пустите меня, что вы себе позволяете?!
– То позволяю, что мне правами человека положено. Всемирной декларацией, слыхал? По конституции!
– Да вы мне пиджак порвете!..
– И не только пиджак! В глаза смотри, мракобесная тварь! Я требую, слышишь, ТРЕБУЮ, чтобы ты прямо сейчас дал геям их законные права!!
– Я??
– А кто? Дед Пихто, что ли? Видишь, они страдают. Они хотят семью и детей.
– А я тут причем?
– А ты им мешаешь. Их простому человеческому счастью. Ты завидуешь им. От них хорошо пахнет, а от тебя козлом воняет.
– Я на ферме работаю. Я с работы иду.
– О, оно и видно. Уже бухла набрал. Алкогольное быдло.
– У супруги завтра день рожденья.
– Вот видишь, у тебя есть супруга. И штамп в паспорте. А у них нет. Это справедливо, по-твоему? Они ведь тоже работают. Один скульптуры из дерьма лепит, а второй пишет о них искусствоведческие трактаты. Их вся Европа знает. Они налогов платят в сто тысяч раз больше, чем ты, ублюдок. Они, между прочим, миллионеры оба. А прав у них нет. Это как?
– Да плевать мне на них!
– Вот же дрянь, даже не стесняется! Ты зачем плюешь на них, падла? Ты, поди, и в лифтах сцышь, угадал?
– У меня пятиэтажка без лифта. Можно, я пойду?
– Пойдешь, пойдешь. Скоро пойдешь. По статье пойдешь, понял? За разжигание. Ты сейчас во мне нетерпимость разжег.
– Слушайте, отстаньте от меня, ради Бога!
– О, вот и Бога вспомнил. Говорю же, православный мракобес. Ну, признайся, что ты думаешь о геях?
– Я вообще о них не думаю.
– А почему? Трудно пять минут в день подумать о геях?
– Честно? Трудно. Неприятно. Физиологически.
– О, так ты что, когда о геях думаешь, половой акт представляешь, что ли?
– Ну… а что представлять? Геи — это кто? Когда мне о филателистах говорят, я марки представляю. Когда об альпинистах — горы. А тут что надо?
– Оскара Уайльда, дубина стоеросовая! Культуру! Древнюю Грецию!
– Богиню Гею?
– Ты что это, хрен моржовый, иронизировать взялся? Ты же не гей, чтобы иронизировать. Тебе это не доступно. Ты тупой обыватель. От тебя нужно одно: перестань ненавидеть. Это скучно. А должно быть весело.
– Извините, мне не очень весело.
– Потому что ты ненавидишь.
– Наверное. Ненавижу, когда на улице за рукав хватают. Я устал. Хочу домой, пива выпить и сериал по ящику посмотреть.
– Не удивлён. Вот и зомбоящик нарисовался. Промытые мозги, чего с тебя взять. Ты раб. Скот. Ты свободным людям воздух портишь. Ты сам себя не сделал. Ты не читаешь «Афишу».
– Читаю. Там же о киношках пишут.
– О киношках на заборе пишут, мразь! В «Афише» пишут о кинематографе! Не читай её больше, не для тебя писано. Зомбоящик лучше смотри! Дуроскоп свой.
– Так я и хотел. Можно?
– Ладно, так и быть. В восемь двадцать по первому сериал о геях.
– Я переключу канал.
– А на втором ток-шоу с геями.
– Тогда я шашлычок пока пожарю, а телик потом.
– А потом будет передача о вегетариантсве. Тебе, наконец, в лицо скажут с экрана, что ты трупоед, жрёшь мясо убитых животных.
– А у меня спутник есть.
– А на спутнике чайлдфри. Они тебе мигом объяснят, что твоя жена — детная свиноматка.
– Тогда я не буду смотреть телевизор. Посмотрю в окно.
– А там гей-парад разгоняют. Возмущен?
– По барабану.
– Нет, всё-таки какая же ты мерзкая равнодушная тварь. Никто не вступится за тебя, когда тебя будут бить палкой по голове.
– А почему меня будут?
– Потому что ты раб. Надо выколачивать из тебя рабство. Фашист, сталинист, целователь сапог, путинофил, душитель! Вот, видишь, я тебя на мобильник сфотографировал. Сейчас в твиттер отправлю. Пусть граждане полюбуются на твою гомофобную отвратительную харю. Завтра мы всё о тебе выясним. Телефон, адрес, место работы. Мы спуску тебе не дадим. Гражданское общество тебя закопает!!
– Простите, там, кажется, ваш друг с камерой уже ушёл.
– Да? Действительно. И давно?
– Не знаю. Минут пять назад.
– Черт, целых пять минут зря распинался. Слышь, короче, вопрос к тебе есть. Ты чего меня ни разу не ударил? Хотелось ведь, а?
– Ну…
– Хотелось. И чего не стал?
– Не знаю. Неловко как-то.
– А вот что я должен сказать, чтобы ты меня ударил?
– Да как-то… Сразу так… Больно, наверное, мне сделать.
– Так?
– Ой-йёёё! Бля… На!!
– Полиция! Мракобесы геев бьют!!

No votes yet.
Please wait...

Leave a Reply