Донецкую область захлестывает информационное цунами, создающее иллюзию полного хаоса

Spread the love
Информационные войны в интернет— …Это абсолютно точная информация? — в третий раз переспросили мы у своего источника-силовика в Донецке.

— 100 процентов, я дам вам номер телефона человека на месте событий. Это командир отряда ополченцев, — заверил наш собеседник.

…Утром во вторник он взволнованно сообщил нам, что под Мариуполем силами львовской десантной бригады блокирована группа самообороны Донецкой народной республики. Накануне в этом регионе мы действительно видели подозрительную активность украинских военных. Если поначалу на больших шоссе никаких признаков начала спецоперации по подавлению восстания в Донбассе не было, то, съехав на проселочные дороги, мы вдруг стали натыкаться на небольшие бронегруппы и внезапные блок-посты в полях. Соединение пехотинцев, до батальона, стояло под селом Рыбацкое. Их колонну БМП местные жители заблокировали у деревни с говорящим названием Республика, огромный лагерь мотострелков раскинулся под Стародубовкой, техника под Макеевкой… Перенеся все это на карту, мы вдруг обнаружили, что Мариуполь-то получается в таком полукольце украинских войск. Которые, впрочем, в приватных разговорах заверяли, что стрелять по согражданам не собираются.

Более того, командир 72-й Красноградской Киевской механизированной бригады Андрей Грищенко признался в разговоре с корреспондентами «КП», что и сил-то у нынешней украинской армии немного: «20 лет в войсках не было встряски, сейчас они ее получили в виде учений. Подчеркиваю — впервые за 20 лет. И проверка, естественно, ничего хорошего не показала. Я вас уверяю, линейные части никакие задачи выполнять не будут. Тем более, что нет указа о военном положении. Максимум — мы усилим пограничников на границе. Если какие-то действия и будут предприняты, то только силами спецподразделений».

Помятуя об этом разговоре мы и усомнились в информации источника, но тот был очень убедителен. Картинка вырисовывалась голливудская: группа ополченцев где-то в полях под Старой Ялтой, что под Мариуполем, была заблокирована бронетехникой и заняла круговую оборону. Она пыталась прорваться через оцепление, но на подмогу украинской бронетехнике прилетели вертолеты Ми-24. Хитрость операции заключалась в том, что пока все ждали спецоперации на севере Донецкой области (в Славянске), спецура начала ее на юге.

Перед выездом мы заехали в Петровское РОВД Донецка, которое, как поведали украинские СМИ, было «захвачено террористами». Райотдел был цел и по-прежнему принадлежал сотрудникам правопорядка. Которые, впрочем, на всякий случай завалили окна первого этажа мешками с песком. Затем наведались в Марьинскую прокуратуру, которую по беспощадным данным киевских журналистов сожгли минувшей ночью. Фасад ее сверкал, как новенький. Видать, коварные служители Фемиды с утра в авральном темпе подготовили разоренное здание к очередному рабочему дню.

Проверив еще четыре подобных адреса и убедившись, что слухи об их захвате-минировании-подрыве преувеличены, мы выдвинулись на юг области. Промчавшись почти 150 километров до Мариуполя мы выехали на Белосарайскую косу, о берег которой шумно бились волны Таганрогского залива. В небе противно и печально орали очумевшие чайки, ветер безжалостно гнул камыши на лимане. В воздухе висел ароматический коктейль из сероводорода от протухших водорослей и коровьих экскрементов. Без примесей пороховой гари и авиационного топлива. О проведенной здесь операции против «сепаратистов» не говорило ничего. Она была настолько тайной, что о ней не знали и местные жители. В тот момент, когда мы в очередной раз костерили очередной информатора, очередной «источник» отзвонился на мобильный: «Ну все, понеслось, в Краматорске только что с самолета бомбу на ополченцев скинули. Десятки погибших».

Пока мы неслись обратно по трассе, телефон не умолкал. Ощущение такое, что номера журналистов передаются друг другу «источниками» Донбасса в специальной соцсети. И они наперебой делятся своими версиями. По одной из них, например, бомбу самолет не бросал, зато был сбит ополченцами. По другой — военный аэродром был взят с боем силами обороны. По третьей — армией Украины. Если же отмести все страшилки и пугалки, наиболее вероятная версия вырисовывалась такая:

Под вечер вторника на аэродроме Краматорска вертолетами Ми-8 был высажен подчиняющийся Киеву десант — до 40 человек. Они заняли позиции по периметру. Местные силы самообороны начали укреплять баррикады на подъездах. И, видимо, переусердствовали. Засевшие на аэродроме десантники почуяли угрозу и открыли огонь. Куда — версии опять же разнятся. По данным коллег, которые присутствовали на месте, огонь велся предупредительный — в воздух. Однако через час посыпались сообщения о том, что были убиты сначала 4 человека, затем 11, затем 40… Количество жертв росло в геометрической прогрессии, вместе с нарастающей нервозностью, которая буквально осязаема сегодня на Донбассе.

— А у нас очередная напасть, — встретились мы вечером со знакомым капитаном донецкой милиции. — Приказ пришел в трехдневный срок создать спецроты патрульно постовой службы. Причем набирать их будут без всяких проверок на судимость, алкоголизм, наркотики. Вообще никак проверять не будут. 1000 человек по Донецкой области должны набрать, батальон — в Луганской, подразделение в Харькове. Вот этих людей с темным прошлым в милицейской форме и бросят усмирять «сепаратистов». Чтобы показать в этой вашей информационной войне, как «террористы» стреляют по милиционерам.

В боксе есть термин – «раздергать противника» — с помощью серии ложных атак вывести его из душевного равновесия, перегрузить психику и через это ослабить внимание, затормозить реакцию. После чего следует атака настоящая и…победа. Или перемога. Именно этот процесс, по мнению военного психолога Игоря Мамчица, запустили сейчас в Донецкой области. Она, судя по всему и будет главной целью реального удара, если сравнивать нынешнее относительное затишье в Харьковской и Луганской областях, в Донецке сейчас настоящая «жара».

 — Перед началом реальных боевых действий киевские деятели решили сначала собрать урожай «безвозвратных психогенных потерь» — то есть, какая-то часть активных защитников Донецкой области должна отказаться от участия в боевых действиях. Еще часть активистов должна будет войти в категорию «кратковременных боевых психогенных потерь».

 — Как можно получить такой эффект, если ополчение серьезно мотивировано?
— Ничего сложного, с Донбассом работают по учебникам, которые появились на Западе чуть ли ни в 20-30-х годах прошлого века. Есть множество способов воздействия на противника. Я, например, вижу аналогии с вторжением США на Гаити, когда за два месяца до начала военной операции были запущены пять радиостанций на креольском языке, бесплатно распространялись радиоприемники с фиксированной частотой настроенные на эти станции. Сейчас интернет есть в каждом мобильном телефоне, почти в каждом доме – задача сильно упростилась, спасибо технологиям.

Обратите внимание – основные «боевые слухи», которые распространяются, касаются внезапных, обязательно ночных или утренних штурмов административных зданий. Поверьте моему опыту, личный состав в состоянии полной боевой готовности может пребывать не более трех суток, потом он теряет адекватность. В Афганистане у нас не очень успешно гасили психологические реактивные симптомы с помощью «таблеток от страха», мезокарб или сиднокарба – аналога фенамина, не вызывающего привыкания. На Майдане тоже баловались какими-то психостимуляторами. Мне люди рассказывали, бывшие там – отхлебнешь чайку, девочка из баклажки нальет, и ходишь-ходишь часами по площади.

Но это все не панацея, рано или поздно наступает психическое и физическое истощение. Так называемое «боевое истощение». Еще неделя панических слухов, вот этих десантов из Киева, идущих на Донецк танковых колонн – и люди устанут реагировать на реальную опасность, стресс-фактор вызовет апатию. Тогда можно ждать военной операции. Как в Югославии – ракетные обстрелы, которые деморализовали и измотали сербов, потом вторжение. Мне кажется, все просчитано. Вплоть до жалкого вида передовых частей украинской армии, которую кормят местные жители. Создание доброжелательного отношения к личному составу своих войск – это одна из основных тактических задач, третья по счету, в современной психологической войне.

Источник — КП

Leave a Reply