• dogstars@annales.ru

Foreign Policy (США): После украинских событий Китай подвергает переоценке финансовую мощь Запада.

Spread the love

Западные санкции “наказали” не только Россию, но и весь мир, поставив под угрозу глобальную финансовую систему, пишет FP. Все больше стран задумываются об отказе от доллара. Сейчас у него только один конкурент, предупреждает автор статьи Диана Чойлева (Diana Choyleva).

Пекин может ускорить процесс глобальной расстыковки.

Западные санкции, введенные против России в ответ на ее спецоперацию на Украине, по всей видимости, ускорят процесс экономического разрыва США и Китая, который уже начался, особенно если Пекин воспользуется удачной возможностью и сделает свою валюту и финансовую архитектуру привлекательной для всего мира.

Перекрыв Москве доступ почти к половине ее золотовалютных запасов, сумма которых составляет 630 миллиардов долларов, Вашингтон показал, что грубая финансовая сила по-прежнему находится в руках у Запада. Это только усилит решимость Китая идти собственным идеологическим путем и выкраивать для себя сферу геополитического влияния.

Соединенные Штаты и прочие крупные страны Запада также лишили большинство российских кредитных организаций возможности пользоваться глобальной системой межбанковских сообщений SWIFT и доступа к корреспондентским банкам США, которые являются важным инструментом осуществления международных платежей.

Такие кары наверняка ускорят тенденцию раздвоения мировой экономической и финансовой системы. Моя фирма Enodo Economics несколько лет назад назвала этот процесс “большой расстыковкой”. Важной чертой формирующегося нового порядка станет финансовая самодостаточность.

Не только Китай воздерживается от осуждения России за проводимую ею операцию и выражает обеспокоенность по поводу введенных санкций. Любая страна, встревоженная тем, насколько беспощадно Запад применяет финансовую силу государства, может решить, что пора ликвидировать зависимость от доллара и переходить на альтернативы, предлагаемые Россией и Китаем.

Россия сделала ставку на объединение БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) в надежде на то, что эти развивающиеся экономики будут шире использовать свои национальные валюты в торговле и интегрируют свои системы расчетов. Такие меры необходимы, потому что западные санкции разрушили фундамент ныне действующей международной денежной и финансовой системы, в основе которой лежит доллар, сказал российский министр финансов Антон Силуанов.

Россия создала собственную систему передачи финансовых сообщений СПФС в качестве альтернативы SWIFT. В 2015 году в России заработала своя карточная платежная система “Мир”. Но доля России в мировой экономике ничтожно мала. Если страны не желают вверять свою финансовую и экономическую судьбу Западу и держаться доллара, у них остается лишь одна реальная альтернатива — Китай и юань. Разочаровавшаяся в США Саудовская Аравия уже задумалась о расчетах в юанях за ту нефть, которую она продает Пекину. Последние полвека она торговала своей нефтью исключительно за доллары.

Прогнозы о неминуемом свержении доллара с престола главной резервной валюты стары как мир. Но, если Китаю удастся сделать свою финансовую систему и систему международных расчетов более привлекательной, и если укрепится положение юаня, гегемонии доллара со временем придет конец.

Но Китаю надо действовать очень осторожно. Он должен сделать так, чтобы его банки при предоставлении кредитов России в качестве услуги президенту Владимиру Путину не пали жертвой западных санкций.

Поскольку около 75% китайской торговли товарами осуществляется в долларах, отключение от долларовой системы расчетов и от SWIFT приведет к невообразимым последствиям для китайских банков и для мировой экономики.

Один возможный порядок действий заключается в том, что Китай станет в ускоренном порядке развивать и использовать по всему миру свою систему банковских переводов CIPS для осуществления платежных операций в юанях.

Народный банк Китая запустил ее в 2015 году, чтобы снизить потребности страны в проведении долларовых транзакций через американские банки. По состоянию на конец марта, у CIPS было 76 прямых участников. Большинство из них — это местные корреспондентские банки, но среди участников есть и 25 офшорных расчетных банков. У CIPS есть своя система передачи сообщений, но пока она полагается на SWIFT.

CIPS очень мала по сравнению со SWIFT и CHIPS (электронная система межбанковских клиринговых расчетов в американских долларах), но она наверняка получит толчок к развитию из-за западных санкций против России.

На первый взгляд, глобальная система расчетов справится с такой коренной реорганизацией. В отличие от внутренних электронных платежей, которые постепенно становятся все более безопасными, быстрыми и удобными, на осуществление трансграничных расчетов уходит несколько дней, а стоить они могут в десять раз дороже.

Наряду с CIPS у Китая появилась и собственная цифровая валюта e-CNY, которой предстоит сыграть важную роль в повышении международной привлекательности юаня. e-CNY продемонстрировали во время недавней зимней Олимпиады в Пекине. Она имеет шанс сделать трансграничные расчеты дешевле и эффективнее.

Действующие в Китае меры контроля над движением капитала остаются одним из главных препятствий, мешающих юаню стать конкурентом доллара. Но ситуация может измениться, если в предполагаемой сфере китайского влияния будет использоваться действующая по китайским стандартам трансграничная система цифровой валюты, в центре которой будет юань. В этом случае Народный банк Китая будет обладать таким мощным контролем над потоками платежей и информацией о них, что Пекин наверняка захочет сделать юань полностью конвертируемым.

Китай решил сделать юань международной валютой после потрясений, вызванных мировым финансовым кризисом 2008 года. Доля юаня в международной торговле увеличилась, центробанки стали включать его в состав своих резервов, а потом его внесли в корзину валют, из которых состоит резервный актив МВФ под названием специальное право заимствования.

Поначалу казалось, что интернационализация юаня дает результат, правда, очень медленно. Но в 2015 году Народный банк Китая весьма неумело изменил механизм установления ежедневного паритета юань — доллар США. Почти трехпроцентное снижение курса за два дня заставило рынок закричать о девальвации. Когда произошло снижение курса, а интернационализация юаня повернулась вспять, стало ясно, что достигнутый успех объясняется исключительно готовностью иностранцев хранить свои средства в дорожающей валюте.

Китай был вынужден провести переоценку. Пекин должен был дать иностранцам более веские основания для хранения средств в юанях вместо того, чтобы рассчитывать на дальнейшее удорожание китайской валюты. В 2018 году Китай приступил к укреплению своих внутренних рынков капитала, открывая их для иностранных инвесторов.

Увидев, как действуют западные санкции против России, Пекин может теперь расширить процесс использования юаня на международных рынках.

В ближайшей перспективе это будет непростая задача. Авантюризм Путина вызвал кризис, который Китаю совершенно ни к чему, ибо он сегодня борется за сохранение стабильности экономики и со штаммом омикрон, действуя в условиях масштабных локдаунов и снижения роста, которое началось после наступления китайского руководителя Си Цзиньпина на сферу недвижимости и отрасль информационных технологий.

А в более долгосрочной перспективе у США появится масса возможностей для противодействия Китаю за счет создания собственной устойчивой сферы влияния, которая будет верна ценностям свободных либеральных рынков.

Итоги этого сражения за превосходство и раздвоения мировой финансовой системы отчасти будут зависеть от того, насколько успешно Соединенные Штаты и Китай преодолеют обещающий стать затяжным период стагфляции. Низкая инфляция и сильный рост — именно это будет усиливать привлекательность национальных валют и финансовых активов.

Перераспределение глобальных цепочек поставок в результате большой расстыковки двух ведущих экономик мира — это мощный фактор, стоящий за сегодняшними скачками инфляции. Реорганизация системы поставок и производства — это дорогостоящий процесс, на который уйдут годы. Вызванная ростом издержек инфляция будет продолжительной. Это не какой-то скоротечный этап.

Как и пандемия, военная операция на Украине углубит раскол между ведомыми США и основанными на правилах экономиками и их авторитарными противниками, а это, в свою очередь, усилит инфляционную нагрузку.

Чем бы ни закончился военный конфликт на Украине, глобальную экономику ждет колоссальная реорганизация. Победителем станет тот, кто сумеет превратить проблему стагфляции в благоприятную возможность для ускорения инноваций.

ОРИГИНАЛ СТАТЬИ

Просмотров: 0

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Translate »