• dogstars@annales.ru

Артёмовск, муляка Донбасса и ожидание развязки СВО …

Накопилось много вопросов о Спецоперации, не буду их авторизировать, но постараюсь в режиме блица ответить хотя бы на часть. Поскольку туман войны всё плотнее окутывает поля сражения, когда даже ранее надёжные источники начинают регулярно поставлять дезинформацию или невнятное «может быть» – буду крайне осторожен, суждения дам оценочные.

Авиация

Главное гадание на ромашке – дадут или нет украинцам боевую авиацию? В течение ближайшего года западных самолётов не стоит ожидать, таково глубокое убеждение. Дело в аэродромной сети и инфраструктуре, за разумные сроки подобное не построишь. Тем более, на территории, насквозь прошиваемой русскими высокоточными ракетами. Как уже говорил, что-то в западных областях «незалежной» может летать, охотясь на наши «Калибры» или «Х-ашки», даже базироваться в Польше самолёты могут, но появление их в центральной Малороссии – такое вряд ли.

(иллюстрация из открытых источников)

Включаем голову, мозгуем над информацией: Пентагон передал четыре тысячи неуправляемых авиационных ракет «Zuni» класса «воздух-земля». НУРС так себе по качеству, тем более ближнего радиуса действия и вполне может использоваться ударными вертолётами. Гонг и вопрос – с каких носителей будут запускать? Равно как и высокоточные планирующие авиабомбы увеличенной дальности JDAM-ER, поставленные в начале марта. И другую номенклатуру припасов воздушного базирования.

Остаётся один сценарий применения таких арсеналов – польские и остатки словацких Миг-29, уже адаптированных к боевой инфраструктуре НАТО, имеющих неизвестное количество переделок комплекса управления вооружением СУВ-29 и самих подвесов. Если ударно работают, готов предположить – поставленные натовского стандарта боеприпасы предназначены именно для этих бывших советских машин. О передаче Миг-ов (пока писал статью) уже сообщил президент Дуда, угадал-таки…

Сколько их в строю? Никто точно не скажет – по открытым данным можно наскрести в странах бывшего Варшавского Договора не более пяти десятков летающих, дюжину – на технический каннибализм. Или попытаться отремонтировать, у тех же ясновельможных запчасти должны остаться, как и у чехов, словаков, немцев. Дело в том, что их поставки к советским машинам всегда опережали прибытие самих самолётов на пару-тройку лет порой, на 1991-й год мог скопиться именно такой баланс: истребители не прилетели, но запчасти к ним – в наличии.

(иллюстрация из открытых источников)

Что это значит? Не удивлюсь, что большой сюрприз может случиться, неожиданно вынырнувшее из облаков весьма крупное авиационное соединение в день «Ч». Это если наши незабвенные жовто-блакитные ВВС будут действовать по уму, а не дербанить по одной машине в три дня, как происходит сегодня. Проблема? Ещё какая, посерьёзнее фантазийных F-16, набивших оскомину уже. Можно ожидать? Вполне.

Как противодействовать? Вовремя заметить нездоровую авиационную активность на территории Польши или Румынии перед переброской десятков машин на Украину. Не забывая пристально наблюдать за военными аэродромами «незалежной», где обязательно будут разворачивать системы обслуживания самолётов, «хвост» снабжения не так легко спрятать. Если проспим … можем столкнуться с авиационным прикрытием грядущего наступления, несколькими десятками истребителей.

«Грязная» оперативная пауза

Сегодня заканчивается самая страшная из русских распутиц, на донбасских жирных черноземах беда имеет своё специальное прозвание – муляка, если перевести … «непролазная грязюка 80-го уровня». А по утрам, если температура чуть минусуется, налипшие огромные комья муляки за минуту разбивают ходовую любого автомобиля. Именно поэтому сегодня в районе Артёмовска/Бахмута творится самый лютый логистический кошмар за всю СВО, обе стороны неимоверными усилиями таскают на передовую снаряжение, БК и всё необходимое для снабжения боевых частей.

Мы находимся в более выигрышной ситуации (на порядок) – на бахмутское направление ведут несколько хороших дорог с твёрдым покрытием, а вот воинству пана гетьмана, запертого в городе и имеющего для снабжения всего один простреливаемый просёлок, с раскинувшейся вокруг «мулякой» – небо с овчинку кажется. И не помогут никакие системы вооружений НАТО, их высокоточные приблуды, спутниковая разведка, сетецентричное управление или Starlink – решаются проблемы другого рода, как во времена покорения Крыма. Снабжение войск транспортом. Колёсным.

(иллюстрация из открытых источников)

Его требуется не просто много для скопившейся под Бахмутом (и внутри города) , а очень много. Не берусь оперировать точными цифрами, но десятитысячной группировке в месяц требуется не менее дюжины тысяч тонн одного только БК. А еще горюче, снаряжение, продовольствие, вода, поди вывезти больных и раненых. Тысячи рейсов тяжелых армейских грузовиков. Только вот странное вижу, просматривая редкие видео с украинской стороны … не видно штатной тыловой матчасти: полноприводных «Камазов», «ЗИЛов», «УРАЛов».

Или импортных их собратьев из стран НАТО. Какая-то лютая солянка из грузовичков, внедорожников, микроавтобусов, пикапов, трейлеров и даже строительных самосвалов. Непрерывные сгоревшие колонны гражданской техники по направлению к Артёмовску от Часова Яра, это что такое? Системное что-то, очень неприятное для пана гетьмана.

Этим наблюдением готов закрыть вопрос: почему Бахмут до сих пор не взят в кольцо. Незачем, маниакальное политическое требование Зеленского не оставлять город служит нам хорошую службу. Огромный материальный ресурс расходуется не в городских боях, а на путях доставки, благодаря донбасской «малюке» ежедневно гибнут неприкрытые «бронёй» солдаты противника, вынужденные использовать гражданский малотоннажный автотранспорт. Не доходят до позиций западные дефицитные боекомплекты и оружие, прочее снаряжение.

А четыре группировки ВСУ, собранные для деблокады «фортеци Бахмут», – шагу не могут вперёд ступить, пока земля не просохнет. Но мучения почти закончились, после начавшихся намедни дождей отмотаем недельку-полторы вперёд, земля Донбасса покроется коркой, впитает влагу и тут же начнутся попытки прощупать нашу оборону, как уже происходит на Запорожье. Штабам НАТО нужна полная картина нашего огневого реагирования на попытки вклиниться в оборону.

Почему Артёмовск/Бахмут?

Тоже вопрос, над которым все ломают голову. Зачем он так упрямо обороняется , явно ведь не из-за запасов шампанского местного завода, пан гетьман другие «энергетики» предпочитает. Ничего нового, перед нами гитлеровская доктрина «фёстунгов» – городов-крепостей, призванных в годы Великой Отечественной максимально выигрывать время, сбивать темп наступления Красной Армии, заставлять наше командование расходовать на штурмы людей и ресурсы.

Хороша та доктрина Адольфа была или нет – счёт на табло, зафиксированный в «городе-крепости» Берлине. Палка «фёстунгов» оказалась о двух концах: внутри неизбежно погибали большие войсковые соединения, а приходящие на их место мобилизованные солдаты были худшего качества, менее оснащённые и вооружённые. При этом на оперативном направлении «городов-крепостей» приходилось держать большие силы, постоянно обещая окружённым скорую деблокаду из опасений падения морального духа и капитуляций гарнизонов. Так что кто стратегически проигрывал вдолгую – очевидно.

Ровно такая же ситуация наблюдается подле Бахмута. Завершив в свою пользу (в информационном пространстве) осеннее наступление, ВСУ имели в активе полтора ударных Корпуса, хорошо оснащённых и вооружённых. И непробиваемую сплошную агломерацию на Донбассе, гигантский укрепрайон. Но начав цепляться за Бахмут, туда пришлось непрерывно отправлять резервы, не только наспех мобилизованных, но и элитные кадровые части. Итогом стал отказ от «ассиметричного ответа» с атакой на Запорожском направлении, сворачивание наступления на фронте Сватово-Кременная и сжигание Резервных Корпусов в «бахмутской мясорубке».

(иллюстрация из открытых источников)

Их теперь лихорадочно доукомплектовывают и вооружают, а проблемы никуда не деваются, «вагнера» спокойно перемалывают очередностью штурмовых и артиллерийских действий всё к ним поступающее с украинской стороны воинство, впёред не торопятся. Наоборот, вынуждают отправлять под свой каток новые и новые резервы, которые без всякого ущёрба для прочей группировки русской Спецоперации там и сгорают.

А свежие кадровые части Минобороны России насыщаются новой техникой и боеприпасами, тренируются, в боях всерьёз не задействованы. Кто от такой ситуации в стратегическом выигрыше? Явно не ВСУ. Тем более, наглухо севшее на брюхо в донбасской муляке, расходующее массу материальных средств в попытке хоть что-то протащить в почти окружённый город. Но эти мероприятия проводятся, значит имеют для военного и политического руководства какой-то потаённый смысл.

Опять возвращаемся в 1944-1945 гг., благодаря «фёстунгам» Адольфа вермахт действительно получал возможность выиграть время, перегруппироваться, выровнять линию фронта, зацепиться за новые рубежи и подтянуть резервы. То есть, с военной точки зрении зерно рационализма присутствует. Не секрет, что истекающий кровью Бахмут позволяет готовить новые Резервные Корпуса ВСУ, лихорадочно наскребать для них западную технику, тренировать солдат, проводить боевое слаживание подразделений. Пусть так.

Опять таки, опыт гитлеровских генералов показал на заключительном этапе войны, что контрнаступательные действия, как тщательно их не готовили – результаты приносили минимальные. Причина? Запертые в «городах-крепостях», уничтоженные или сдавшиеся в советский плен обстрелянные солдаты и опытные офицеры. Без ветеранов ещё можно держать оборону, а вот ходить в наступление, особенно манёвренное – увольте, такие трюки заканчиваются печально всегда.

(иллюстрация из открытых источников)

До конца февраля «бахмутский мясник» Залужный старался кадровые части туда не бросать, затыкая дыры насильно мобилизованными или тербатами, но сегодня приходится выдвигать к Часову Яру элитные части, чтобы не дать «музыкантам» захлопнуть крышку котла. А они нужны для наступления. И может наступить момент, когда придётся сдавать не только Бахмут с огромными потерями во время бегства (без возможности вывести оттуда бронетехнику) а как бы дальше не откатиться, разрушив фронт.

Теперь политика и логика Зеленского. Ему категорически не нужно наступать, но и терпеть поражение смертельно опасно. Для отчётности перед спонсорами нужно тщательно подготовить ещё одну «перемогу», сравнимой по весу с купянской или херсонской. Но русская группировка СВО качественно и количественно усилилась, триста тысяч мобилизованных теперь не позволят найти такие огромные бреши в обороне, как на харьковском направлении в начале сентября. Значит, нужно много-много техники. Танков, бронированных машин, артиллерийских стволов, ударных БпЛА, РСЗО и тд.

Именно поэтому Артёмовску/Бахмуту, отведена участь «фёстунга», чтобы ценой живой силы выиграть время. И (хотя версия выглядит немного наивной) – как можно дольше приковать к городу «музыкантов», ставших символом непобедимости, с порывом которых ничего не поделать. Если подходить к проблеме взвешенно, такой мотив готов признать правдоподобным при следующем замысле: «Вагнер» максимально загружают боевой работой, чтобы затруднить ротацию, восполнение потерь. В таком раскладе «штурмы» Пригожина не смогут принять участие в боях, когда ВСУ перейдёт в наступление на соседних участках фронта.

Получится? Скорее всего, нет. Время упущено, для создания серьёзных проблем «Вагнеру» нужно было использовать зимнюю мёрзлую почву, вполне пригодную для манёвра. Теперь в уязвимом положении окажутся не дерзкие «музыканты», а завязшие в грязище атакующие ВСУ. Слишком долго осторожничали натовские стратеги, теперь тот участок фронта под пристальным вниманием, не без скандальных призывов Евгения Пригожина в том числе, обратившего внимание на возможность окружения его частей громкими и резонансными заявлениями..

(иллюстрация из открытых источников)

Танков дай!

(иллюстрация из открытых источников)

Н-да, история с танками для Зеленского уже начинает дурно попахивать. Потому как протухла окончательно. Сколько их ожидается? Семь сотен, и передано уже три в прошлом году. По самым оптимистичным прогнозам, уже переброшено ещё около сотни Т-72. Вполне может быть, стоит ожидать 44 штуки бывших советских Т-80УД из арсеналов Пакистана, если пан гетьман уговорит хозяев отблагодарить Исламабад «поставками западной военной помощи», конец цитаты из сообщения индийской официальной прессы. Пусть, информацию считаю правдоподобной.

Идут пляски вокруг западных бронированных машин типа «Leopard-2», «M1 Abrams» и «Challenger». Пока набирается полторы сотни, ещё сотню составят древние «Leopard-1», если ВПК германца и чеха подсуетится, ударно потрудится в течении полугода. Может так приключиться, что американцы пойдут ва-банк и разоружат боевые части постоянной боевой готовности стран НАТО – там боеготовы ещё двести «Leopard-2» последних модификаций, сила серьёзная. Но это будет непросто.

Если все звёзды сойдутся и на апрель-май назначен последний и решительный, пока не заработала на полную катушку система ленд-лиза США – нужно быть готовыми встретиться с двумя ударными группировками ВСУ. Это на случай амбициозных планов, типа прорыва к Азовскому морю и перехват сухопутного коридора в Крым. Каждая атакующая группировка получит по две танковые бригады, полнокровные из 93-95 машин каждая, одну будут держать в резерве или трепать ею нервы на каком-нибудь удаленном участке фронта, сковывая наши резервы. Опасно? И да … и не очень.

Техника разнородная и разношёрстная, за каждой бригадой потянется свой «хвост» снабжения, регламентных работ, обслуживания и ремонта. Но не думаю, что в первой атакующей линии поедут западные танки, наш главный противник – всё те же Т-72 и его польские модификации под литерой PT-91. На них ВСУ приноровились воевать неплохо, тем более, никак не могу отыскать в открытых источниках пропавшие ещё в начале декабря два танковых батальона на этих машинах. Выведены в резерв.

(иллюстрация из открытых источников)Другим признаком полноценного наступления с амбициозными планами глубокого прорыва – прибытие после обучения в Великобритании, Германии и Польши механизированных бригад на «эрзац-Страйкерах» – БТР «М-113» и БМП «Брэдли». Они, так думаю, проходят боевое слаживание с артиллерийскими бригадами на самоходках, пытаются органично вписаться в «танковые кулаки». Обычно на такие ускоренные показушные манёвры (если брать учения НАТО с понаехавшим малознакомым друг с другом интернационалом) уходит до двух-трёх недель, если отдельные «пазлы» боеготовы и оснащены всем необходимым. На серьёзное слаживание нужно полтора месяца.

Как оно будет…

В идеале, натовским стратегам нужно будет реализовать свои сильные стороны: превосходство в средствах разведки и управления на тактическом уровне, внезапность и возможность работать высокоточной артиллерией на большую глубину наших тылов, подавляя русских пушкарей и ракетчиков за счёт более совершенных средств контрбатарейной борьбы, а контуры управления – многочисленными РЭБ, которые можно собрать на участке прорыва. Устроить кошмар из дождя ракет РСЗО «Хаймарс», их завезли огромное количество, судя по восторгам из Польши.

В идеале, для полновесного удара ВСУ имеют свежую группировку численностью 160-180 тысяч, треть всех сухопутных сил (если считать территориальную оборону, нацгвардию, части силовых ведомств). Получим около тридцати бригад: артиллерийских, танковых, механизированных, пехотных, десантно-штурмовых, горных и морской пехоты. Плотно увязанных с наёмниками и спецназами, сотнями ДРГ на легком транспорте. Чтобы быть в тонусе и серьёзно относится к угрозе, наш Генштаб должен быть готовым к ударам, где будут задействованы не менее четырёх сотен танков, столько же самоходных систем наземной тяжелой артиллерии, чуть меньше сотни РСЗО нескольких типов.

Снижение числа обстрелов последних полутора месяцев стоит расценивать не поразивший НАТО «снарядный голод», как нам пытаются плаксивыми голосами рассказать западные политики и даже генсек Альянса Столтенберг. Идёт тщательное накапливание и формирование запасов для наступления. Не только БК, всего. Полноприводного транспорта снабжения, ГСМ, запчастей и прочего оборудования, вплоть до десятков инженерных мостоукладчиков для быстрой переброски бронетехники через водные небольшие преграды.

(иллюстрация из открытых источников)

Через неделю-другую линия фронта протяженностью не менее шестисот километров постепенно оживёт, как это было в августе прошлого года. Начнутся бесчисленные попытки ВСУ прощупать нашу оборону, «серые зоны» между позициями начнут кишеть малыми группами на пикапах, бронетранспортёрах, силами до роты-двух будут предприниматься попытки сбить наши взводные «опорники». А импортные наёмники, офицеры с инструкторами НАТО начнут наносить на гигантские цифровые карты множество данных. Как скоро и какими силами мы реагируем на эти демонстрации, где плотность и точность огня высока, а где … не очень.

Сводки Министерства обороны станут вновь длинными, многие воодушевятся, поскольку 99 и девять в периоде таких попыток будет успешно отражаться, многие подразделения малоопытных «расходных» частей укро-воинства станут погибать или рассеиваться еще на рубежах сосредоточения, десятками единиц будет уничтожаться техника, а поля и лесопосадки заполнят тела «двухсотых». Подавляющая часть комментаторов начнут праздновать победу, с умным видом рассказывать, насколько недалёким и кровожадным являет воинское начальство ВСУ, а наши герои – стойки, дисциплинированы и успешны.

С последним не поспоришь, именно так всё и будет, только каждая отбитая атака будет давать противнику бесценную информацию, разведками боем система обороны начнёт слой за слоем вскрываться, время реагирования и огневая мощь участков обороны – заноситься в математические модели штабного планирования. Спутниковая группировка НАТО даст данные, куда и с какой скоростью выдвинулись резервы, какие каналы связи задействованы, насколько управляемы средства огневого поражения. Десятки, если не сотни показателей начнут полниться базы данных боевой статистики, чтобы найти те самые, заветные точки будущего прорыва.

(иллюстрация из открытых источников)

А другие компьютеры начнут рассчитывать скорость переброски крупных резервов на перспективный участок, как незаметно и стремительно создать здесь трёхслойный ударный кулак и по часам вводить «с колёс» прибывающие бригады. Именно так нас поймали на харьковском направлении, но сегодня такой трюк невозможен, система обороны Спецоперации эшелонирована, опирается на долговременные инженерные сооружения и заграждения, собран внушительный резервный авиационный кулак, больше на «ленточке» стало всего: людей, бронетехники, БпЛА, артиллерии, средств связи. Порядка.

Поэтому, натовцы постараются долго не валандаться, пытаясь легкими разведывательными силами «протыкать» нашу кольчужку и постепенно расширять прорыв, дезорганизуя тылы бесчисленными ДРГ. Удар, вероятно, будет внезапным, рывком через собственную полосу обороны, тяжелым танковым накатом. Где удобнее всего? Учитывая дорожную сеть и стратегическую значимость – первым может стать харьковское направление, район Сватово – Кременной. Чтобы катком пройти вдоль старой границы и взять в полуокружение луганскую агломерацию.

Удобным видится запорожское направление, наступление способно развиваться с дирекцией на Токмак, если выгорит – рывок на Мелитополь/Бердянск. И третье … самое трудное, но возможное – удар из под Херсона, форсирование Днепра, выход на Мелитополь. Для такого благолепия натовским стратегам придётся создавать численный перевес, как было осенью (1 к 7 и более), по-другому ВСУ продавливать нашу оборону не поучается категорически. Смогут? Увидим, но верится с трудом.

(иллюстрация из открытых источников)

Поскольку ВСУ необходимо для успешного вклинивания своих ударно-танковых кулаков получить несколько «золотых часов», а то и сутки. Парализовав нашу систему управления обороной на глубину до 60-80 километров, уничтожив штабы, либо не дать нашему командованию видеть картину происходящего на протяженных участках по фронту.

Вводя в прорыв легкие части на «эрзац-Страйкерах» – постараться отбросить или блокировать самые стойкие наши подразделения, перегруппировать свои танковые бригады и снова нанести проникающий удар. Главное здесь – стойкость обороняющихся и скорость переброски резервов. Как с одной стороны, так и с другой. Гонка со временем.

(иллюстрация из открытых источников)

Получится? Если смотреть на ситуацию с точки зрения идеального штабного планирования – вполне посильная задача. Но должны удачно выпасть из колоды сразу несколько козырей друг за другом у натовских стратегов: силами разведки вскрыта на всю глубину прорыва система обороны русских, РСЗО своими высокоточными припасами уничтожат штабы или парализуют их работу, будут гореть склады ГСМ и взрываться пункты боепитания. А плотность артиллерийского огня ВСУ будет всегда поддерживается максимально высокой, с большой точностью.

Мало того, дальнобойная наземная артиллерия западных образцов должна обеспечить дезорганизацию подхода наших резервов, изолировать от воздействия русских средств поражения свои прорвавшиеся группировки, дать время мотопехоте и танкам на регламентное обслуживание техники и перегруппировку. Постараться закрыть небо мобильными средствами ПВО, не дать прицельно работать армейской и фронтовой авиации ВКС России. Очень много «если» в том уравнении, даже чрезмерно, так бы сказал. Но если планирование будет серьёзным – почему нет?

Тактических успехов (даже оперативно-тактических) достичь можно, если наше командование будет отсутствовать, как таковое. Главный козырь НАТО, полностью подготовившего Резервные Корпуса ВСУ – их система сетецентричного цифрового управления войсками на уровне «взвод-штаб соединения». Целеуказание для высокоточных боеприпасов. А если применят тактики «огневого вала» при штурме укреплённых позиций, концентрируя на километр фронта десятки орудий, насытив атакующие порядки ударными беспилотниками – выглядит авантюра реальной.

Ответ…

Так выглядит «сферический конь в вакууме» натовского планирования наступления, вариантов у них мало для его начала и развития. Никаких долгих предварительных манёвров, постепенного прогрызания нашей обороны. Такие трюки ещё в августе под Херсоном закончились бойней Сухого Ставка, где сгорели в «огневых мешках» несколько танковых и механизированных бригад ВСУ. Остатки этих получивших горький опыт частей не передали его своим собратьям по оружию, полностью погибли в сражениях с «вагнерами» под Соледаром и Бахмутом.

Главной проблемой натовских стратегов будет упавшее качество украинской пехоты, в большинстве – необстрелянной, насильно мобилизованной, прошедшей ускоренный курс подготовки за кордоном в режиме «взлёт-посадка». С жутким дефицитом младшего командного состава. Да, офицеры уровня «бригада +» у ВСУ опытные, упакованные выше каски цифровыми приблудами, искусственным интеллектом, самыми передовыми технологиями, имеющими преимущество в управлении, данных разведки, способные адекватно реагировать на обстановку.

Только планшетами и сетецинтричными паутинами будущие бои не выиграть, особенно когда против тебя опытный соперник, имеющий превосходство в огневых средствах и бронетехнике (в разы, на минуточку), мотивированный, прикрытый надёжно с воздуха и опирающийся на крепкий тыл с коротким плечом доставки всего необходимого.

Зарытый сегодня в землю, спрятавшийся за сотнями километров инженерных заграждений, минных полей и … очень желающий поквитаться за харьковские и херсонские «перегруппировки». С единым командование, что является ключевым фактором победы. И тремя корпусами резерва, пока не задействованными в Спецоперации.

Выводы

(иллюстрация из открытых источников)

И ответ на главный вопрос – стоит ли беспокоиться и поддаваться прозападной пропаганде, что весной-летом Россию едва ли не выбьют из войны, измотают, нанесут несколько чувствительных поражений. Плохо, конечно, испытывать странное спокойствие по этому поводу – но не вижу ни единого показания для успеха ВСУ. Танковые «кулаки», даже в случае ограниченных тактических удач очень быстро будут уничтожены, слабое качество пехоты не позволит закрепить успехи, а завалить трупами поля Малороссии или Тавриды – ума много не надо. А оно так и будет, в людобойских повадках натовским стратегам нет равных.

Фактор неопределённости существует, не спорю. Он может быть даже тревожным, если кое-кто пойдёт ва-банк, уровень эскалации поднимет мощными террористическими атаками, ударами в глубину территории России, либо вовлечённостью в боевые действия следующих кандидатов на демилитаризацию в лице поляков, румын, словаков. Но это уже большая картина, а на сегодня ВСУ и НАТО должны решить нетривиальную задачу – обеспечить полную скрытность сосредоточения почти двухсоттысячной группировки, равно как и внезапность нанесения отвлекающего и главного ударов, на большее сил и средств просто нет.

Именно от весенне-летнего сражения будет зависеть почти всё на этом этапе глобальной войны между Россией и США. Явная победа или поражение одной из сторон будет значить очень многое. И если мы можем позволить себе любой исход сражения, вплоть до очередной тактической «перегруппировки» (шутка, конечно), то американцы – категорически нет. Янки со своими вассалами ставки задрали неимоверно, заложились до последнего цента в грядущее сражение.

От его исхода зависит политическая судьба нынешней Администрации Белого дома, шансы деды Джо выдвигаться на очередной срок и много чего ещё интересного решится на полях Новороссии, если наши заклятые партнёры не сдрейфят, решатся на последний и решительный. Как им там неуютно сегодня, когда приходит понимание – почти всё зависит от русского солдата.

А он не подкачает, в этом не сомневаюсь.

Visits: 6

No votes yet.
Please wait...
Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Translate »