• dogstars@annales.ru

О Конституциях: кому плоха Сталинская и хороша Ельцинская?

…Удобный месяц декабрь для ленивых журналистов, много памятных дат, за которые можно срубить неплохой идеологизированный гонорар на «портянке» аналитической. Начиная с пятого декабря (облить помоями «Сталинскую Конституцию»), а ровно через неделю, используя прошлый материал – верноподданнически зафиксировать торжество победившей Конституции полупьяного танцора и дирижёра Бори Ельцина.

Итак, предлагаю пройтись по ключевым параметрам документов, вынесенных в заголовок. Главными маркерами социального устройства общества (особенно советского и нынешнего российского) всегда являлись ключевые вопросы:

Труд.

Товарищ Сталин не стал отходить от положений Конституции своего идейного отца Владимира Ильича, в категорической форме гарантировал гражданам СССР право на труд. Не как привилегию, именно обязанность. Без всяких лазеек в законное безделье, поскольку кто не работает — тот не ест. Что по силам, возрасту и образованию — исполняй и трудись. Труд назван «делом чести», а безработица допускается лишь умозрительно, от неё не прописаны защитные и социальные механизмы, то прямая обязанность государства:

«устранение возможности хозяйственных кризисов и ликвидация безработицы»

(иллюстрация из открытых источников)

В ельцинской Конституции понятие «труд» не гарантировано, спрятано в крючкотворстве общих фраз «каждый имеет право на труд», зато вводится нормы безработицы (будет-будет, такие времена, мол). Пользоваться правом на труд можно, а можно нет, личный выбор. Но отдельно прописано: «принудительный труд запрещен». Да, современно, но без такого «принудительного труда» СССР проиграл бы войну тыла в 1941-1942 годах, поскольку эвакуация не оставляла выбора, несознательное население приписывали к новым производствам.

Отдых.

В сталинской Конституции фиксируется восьмичасовой рабочий день, для тяжелых производств и того меньше, что определялось отраслевыми нормативами. Рабочие недели стали в СССР двух типов: стандартная пятидневка и шестидневка, введённая в 1940-м специальным Указом. А ещё через год стало возможным назначать сверхурочные от часа до трёх в день и даже отменять отпуска. Почему … объяснять не нужно.

То есть, среднестатистический работник трудился минимум 48 часов в неделю, но с каждым годом после войны данные положения всё более размывались по усмотрению ведомств и даже профсоюзов. Из удивительного в той Конституции: постановлялось организовывать сеть санаториев, профилакториев, курортов и тд. Что и было сделано, каждый уважающий себя завод, фабрика, совхоз, народно-хозяйственные структуры управления стали обзаводиться личными «базами отдыха». Общесоюзные проекты были, но война порушила их громадьё.

В ельцинской Конституции гарантии «права на отдых» доступны лишь заключившему трудовой договор с обязательной сноской на федеральные законы, классическое русское дышло: повернул — 40 часов вышло, этак крутнул — все 60 в неделю. Хотя прописано: «продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю».

Образование.

В сталинской Конституции гражданам СССР гарантировалось без оговорок восьмилетнее образование абсолютно всем. Бесплатно. Но появилось неукоснительное соблюдение данной нормы только в 1958-ом году, а «всеобщую семилетку» без всяких изъятий удалось внедрить всего двумя годами ранее. Предвоенные, военные и послевоенные годы не были сахарными, многие дети ограничивались «начальным и основным общим образованием» до семи лет и шли в профтехучилища. Для понимания:

«Общее образование»

  • I ступень (начальное общее образование) — 3-4 года;
  • II ступень (основное общее образование) — 4-5 лет;
  • III ступень (среднее (полное) общее образование) — 2-3 года.

Последняя ступень так и не была введена, кстати. Вообще, товарищ Сталин всеми силами пытался перейти на систему классического образования, но централизация давалась трудно. Сначала боролись с безграмотностью, затем начали решать специальные задачи. Создавали заочное и вечернее обучение при вузах и техникумах, а крупные предприятия открывали «учебные комбинаты» (втузы, школы, курсы повышения квалификации).

Всё делалось с одной целью: к началу 40-х годов иметь собственную советскую интеллигенцию, как обязательную социальную опору власти. Получилось уже в конце 30-ых, почти 85% так называемой «интеллигенции» получили образование в СССР, но наблюдался чудовищный перекос в техническую сферу, что тоже понятно — шла индустриализация и создание массовой Рабоче-Крестьянской Красной Армии, требующей всё больше и больше «технарей».

Теперь о вопросе, который набил оскомину: было или нет платным образование при Сталине. Читаем Конституцию 1936-го года:

Статья 121. Граждане СССР имеют право на образование.

«Это право обеспечивается всеобще-обязательным восьмилетним образованием, широким развитием среднего общего политехнического образования, профессионально-технического образования, среднего специального и высшего образования на основе связи обучения с жизнью, с производством, всемерным развитием вечернего и заочного образования, бесплатностью всех видов образования … »

(иллюстрация из открытых источников)

Ещё в школе, будучи балбесом выпускного класса, узнал о родной тётушки (окончившей полную «сталинскую десятилетку» в 1948-м): наша семья формально должна была платить за её образование, но не платила (спойлер — тётка была круглой отличницей). А так, согласно октябрьского распоряжения Совнаркома 1940-го года, учащиеся 8-х, 9-х и 10-х классов средних школ Москвы и Ленинграда (и всех столиц союзных республик) отдавали 200 рублей в год; в прочих городах/сёлах — 150 рублей.

Столько же взимали за обучение в техникумах, педучилищах, сельскохозяйственных и медицинских школах, специальных средних учебных заведениях. Вузы тоже открыли кассы на прием наличности: Москва, Ленинград и столицы союзных республик — 400 рублей/год; прочие города — 300 рублей, заведения художественные, театральные и музыкальны — 500.

Бесплатно могли учиться детдомовцы, дети инвалидов и пенсионеров без дополнительного источника дохода. Без копейки денег открывалась дорога в военные учебные заведения и лётные училища. Чтобы разгрузить бюджет семьи, необходимо было иметь в процессе учебы 2/3 (и больше) оценок «отлично», 1/3 – «хорошо», тогда плата не взималась как в старших классах, так и техникумах/вузах. Так что родная тётушка избавила семью от дополнительных расходов благодаря личной ответственности.

Любое заочное и вечернее обучение тоже становилось платным — студент отдавал половину установленного Совнаркомом тарифа. Чтобы понимать степень нагрузки на семейный бюджет, средняя месячная зарплата гражданина СССР была такой:

  • в 1940 году — 331 рублей
  • в 1945 году — 434 рублей
  • в 1950 году — 601 рублей
  • в 1954 году — 741 рублей

(иллюстрация из открытых источников)

Семьи тогда помноголюдней были, поэтому большая часть советских людей становилась перед выбором, кого из детей тянуть через десятилетку с прицелом на высшее образование, наиболее трудно было жителям села. Там и зарплаты меньше были (если вообще были), детворы поболе. Не удивительно, почему с начальной школы требования родителей к своим чадам учиться на «отлично» стало всесоюзным движением. Подкреплённым ремнём и вожжами.

Либертариане наших свободных времён на теме «платного образования» товарища Сталина обожают спекулировать, мол, собственную Конституцию не исполнял. Всегда в дискуссиях предлагаю этим прекрасноликим эльфам перестать мочиться с радуги и отправиться в реалии предвоенного, военного и послевоенного Советского Союза.

С начала тридцатых страна готовилась к нешуточной мировой войне, шла индустриализация, потряхивало от последствий коллективизации. Тратились огромные деньги на инфраструктуру, оборонку, промышленность. Люди видели успехи в образовательной сфере, до 20% своих заработков тратили на государственные займы, что самое удивительное — считали справедливым платить за образование, если уж чадо не стало отличником, не выбрало карьеру военного, не захотело работать на заводе.

Кстати, это стало большой проблемой в конце 30-х годов, Совнарком несколько раз собирался и мозговал над социальным бедствием, когда молодые люди всеми силами стремились попасть в старшие классы и поступить в вузы, оставляя страну без рабочих рук. В 1939-ом перекос административно зафиксировали, чтобы издать через год «Закон о трудовых резервах». То была настоящая мобилизация, примерно один миллион городской и сельской молодежи 14–15 лет отправили на учёбу в ремесленные и железнодорожные училища, парней на год-два старше — в фабрично-заводские школы.

(иллюстрация из открытых источников)

Ежегодно по данному Закону устанавливались квоты Совнаркома на дополнительные наборы, а выпускники ФЗО и ремесленных училищ были обязаны отработать по распределению четыре года. Первое время наблюдался внутренний социальный протест, «мобилизованные» посчитали: плохой успеваемостью добьются отчисления. Куда там, за грубое нарушение дисциплины во время учёбы и после распределения … ввели уголовной годичный срок. Что для записного либерала — ужас-жуть, людоедский тоталитаризм и сталинская кровавая диктатура.

Хочется напомнить, СССР строился как страна социальной справедливости. Поэтому, если 14-17летние балбесы за систематические прогулы, плохие отметки и подрыв дисциплины отправлялись за решётку — это было понятно всем гражданам, такая позиция руководства страны не считалась репрессиями и диктатурой. Государство «мобилизованных» брало полностью на свой кошт: бесплатное обучение и питание, обеспечение жильём, форменной одеждой, обувью, бельем. Даже книжки с тетрадками не покупай, только учись.

Тем более, СССР несколько расслабился в предвоенные годы, увлёкся футболом и пивком, пятидневной рабочей неделей и разговорами о «тёпленьких местах» после получения высшего образования. Появилось много бюрократии и начальства, проталкивающего наверх своих деток.

Как результат, из шестисот тысяч абитуриентов профтехучилищ в 1939-1940 годах … за один год дезертировал каждый пятый. В предвоенный грозовой год такое было недопустимо. Кстати, в годы Великой Отечественной и после квоты по Закону «О трудовых резервах» почти целиком заполнялись добровольцами, а в начале 50-ых просто не назначались. Получить хорошую рабочую профессию стало выгодно и престижно.

(иллюстрация из открытых источников)

Как и попасть в старшие классы по успеваемости, кстати. Медалистами там старались стать все, учебный процесс после «семилетки» становился соцсоревнованием в желании не быть обузой для семьи (часто без отцов, не вернувшихся с войны), избежать платы за обучение. Родная тётушка показывала альбом, где из 90 выпускников 10-го класса … 22 парня и девушки имели золотую или серебряную медаль, хотя на выпускных экзаменах резали люто. Зато в вуз поступали с первого раза.

Оставлю тему такого подхода к образованию для рубки Читателей в комментариях, но пару солёных слов выскажу по «ельцинской» Конституции. В которой «бесплатность образования» стиснута рядом иезуитских условий и оговорок. Получить высшее можно в государственных и муниципальных учреждениях только на конкурсной основе. Сегодня порядок наводят, хвала небесным мужикам, хотя в 90-ые и начале «нулевых» творился бардак. Согласно Конституции, на факультете было пять «бюджетных мест», а 95 — «коммерческие». Сегодня стать «бюджетником» не великий труд.

А если вчитаться в ельцинский продукт высшей законности внимательно — то формально государство устраняется даже из «общего образования», им обязаны заниматься родители. Сколько не мучил специалистов требованием полной расшифровки такой межеумочной формулировки, ответа не получил. Где заканчивается государевы гарантии школы и начинается ремень отчего дома в получении «общего образования» — никто не ведает толком.

Медицина

В сталинской Конституции данное право было декларировано, как бесплатное и предоставляемое государством. Тема до самого развала СССР крайне болезненная и критикуемая (часто – по делу). Но укорять товарища Сталина поостерегусь, в рамках той идеологии, места и времени сделал он куда больше, нежели его сменщики. Именно с Иосифа Виссарионовича началась настоящая государственная советская медицина, введённая Приказом Наркомздрава РСФСР от 1931-го года, когда к предприятию с числом рабочих и служащих 200 и более человек прикреплялись врачи амбулаторий и больниц.

(иллюстрация из открытых источников)

То есть, государственная логика была простой: по мере роста промышленности, сельского хозяйства и урбанизации самую качественную медпомощь должны получать именно «трудящиеся», все остальные — по остаточному принципу, насколько местные бюджеты позволяют. Основные усилия направили на врачебные здравпункты, амбулатории и поликлиники, которые обязали обслуживать сначала предприятия. Потом они становились комплексными лечебно-профилактическими учреждениями (медико-санитарными частями).

Чем больше становилась концентрация рабочих мест, тем лучше там налаживалась медицинская помощь. А с 1936-го, ещё за три месяца до принятия сталинской Конституции Совнарком СССР приказал проводить обязательные медицинские осмотры рабочих и служащих за счет предприятия. А сам главный документ страны получил статью 120, единственную в мире:

«Граждане СССР имеют право на материальное обеспечение в старости, а также в случае болезни и потери трудоспособности. Это право обеспечивается широким развитием социального страхования рабочих и служащих за счет государства, бесплатной медицинской помощью трудящимся, предоставлением в пользование трудящимся широкой сети курортов»

Конец второй пятилетки показал: чётко обозначилась система оказания первой и экстренной помощи, вторым столпом советского здравоохранения стал «санитарный минимум» посредством открытия здравпунктов. Особое внимание уделялось снижению травматизма, а требования к медикам постоянно повышать собственную и коллективную квалификацию позволили расширить терапевтическое звено.

Главными локомотивами «бесплатной медицины» должны были стать именно промышленные предприятия, организуя здравпункты, фабрично-заводские амбулатории и «закрытые» ведомственные и отраслевые поликлиники. А всем облздравам СССР предписывалось проводить тотальные ликбезы и настойчивую пропаганду гигиены и санитарии. Если в глубинке катастрофически не хватало врачей и фельдшеров — организовывались выезды медиков на места по выходным дням за отдельную плату.

(иллюстрация из открытых источников)

Вместе с принятием Конституции 1936-го произошла централизация всего медицинского обслуживания/обеспечения — появился единый Наркомздрав СССР, образованный путем слияния наркоматов здравоохранения отдельных республик. А чтобы остудить горячие либеральные головушки «об отсутствии медицины при тиране Сталине» … советую изучить воспоминания безработных во времена Великой Депрессии американцев, которые приехали за «длинным золотым рублём» в период советской индустриализации.

Там либералов ждёт немало открытий чудных. Даже инженеры и рабочие высочайших квалификаций были в изумлении от набора полностью бесплатных и качественных медицинских услуг. Фиксируя (по сравнению с частными клиниками США) слабую материальную обеспеченность заводских больниц, иностранцы всегда отмечали высочайшую квалификацию врачей, изобретательность медсестёр и даже санитарок, их искреннее стремление помочь. Но персонала не хватало, то правда.

Не буду углубляться в ельцинскую Конституции, тут всё понятно аудитории канала: бесплатную помощь можно получить в государственных учреждениях, строго в рамках бюджета. Если какой-то столоначальник решил «оптимизировать» сферу здравоохранения, то имеет право больницу или фельдшерский пункт закрыть, либо порезать бюджет, сократив до тонометра, клизмы и зелёнки перечень предоставляемых услуг. Конституция такое не запрещает.

Прочее важное

Конституционное право граждан СССР «на жилище» появилось только в брежневском документе 1977-го года, товарищ Сталин такое даже юридически не оформлял. Совершенно оправданно, половина страны жила в рабочих бараках и коммуналках, а подход к решению «квартирного вопроса» решался «сталинской ипотекой», конкретными предприятиями или отраслевыми увеличениями размера зарплат для индивидуального строительства или государственного «вскладчину».

В 1993-м году уже дорогих россиян Конституция обрадовала: «каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища». Насколько норма работает, судить не мне. «Произвольно», наверное, нельзя лишать жилища, а вот по суду — вполне, капитализм-с. Как и с пенсиями. В сталинской Конституции такое право гарантировалось, как «материальное обеспечение в старости». Впервые! И оно появилось в 1930-ом, с принятием «Положения о пенсиях и пособиях по социальному страхованию».

Пенсии назначались по инвалидности/нетрудоспособности, в случае утраты кормильца, «по старости» (не по возрасту), уходу за ребенком/иждивенцем. Право на пенсию по старости сначала имели только рабочие наиболее вредных отраслей: горной, металлической, электротехнической, химической, текстильной, полиграфической, стекольно-фарфоровой, табачно-махорочной,железнодорожного и водного транспорта. Но с принятием Конституции всех граждан СССР стали обеспечивать пенсиями.

(иллюстрация из открытых источников)

Для этого требовалось мужчинам проработать по найму до 60-ти лет, иметь трудовой стаж не менее 25 лет; женщинам — по возрасту до 55-ти лет, трудовой стаж — не менее 20 лет. Пенсия «по старости» назначалась независимо от состояния трудоспособности, в материальном выражении составляла «не менее половины прежнего заработка пенсионера от работы по найму». Тут два вопроса всего, конечно: средняя продолжительность жизни человека в те годы и передача полномочий «пенсионного фонда» на низовой уровень, в «советы социального страхования». Выплаты могли стать «натуральными» или вообще ничтожными, особенно на селе.

Выводы.

Не буду давать никаких общих оценок нынешней Конституции, нам её написали совершенно чуждые заокеанские структуры. Лично Ваш покорный слуга голосовал за сохранение СССР, а в декабре 1993-го валялся в госпитале с тяжелейшим ранением по результатам одной межнациональной военной разборки бывших «союзных братских республик», так что пиетета к парочке новоявленных государственных праздников не имею никакого.

Сталинская Конституция родилась в сложнейшие времена, при всей своей декларативности некоторых статей зафиксировала главное — глубинные изменения Страны Советов за неполные 20 лет после Революции. Она нужна была как воздух, поскольку свершилось главное: исчезло классовое понятие «пролетарий», появился «рабочий класс».

Второе – было необходимо полностью зафиксировать полную победу социалистической системы над пресловутым «частником».

«Класс помещиков, как известно, был уже ликвидирован в результате победоносного окончания Гражданской войны… Не стало класса капиталистов в области промышленности. Не стало кулаков в области сельского хозяйства. Не стало купцов и спекулянтов в области товарооборота. Все эксплуататоры, таким образом, ликвидированы» (И. В. Сталин).

(иллюстрация из открытых источников)

Конституция 1936-го года заканчивала внутрипартийные дискуссии о крестьянстве, интеллигенции, самого функционирования публичной власти (проведением прямых, равных, тайных и всеобщих выборов). С её принятием закончилась Гражданская война, поскольку вернули избирательные права (и пенсионное обеспечение, кстати) служителям культов, бывшим белогвардейцам и членам их семей, прочим людям по принципу дореволюционной «неправильной классовой принадлежности».

Самое главное, по какому параметру стоит оценивать Конституции Ленина, Сталина, Брежнева, не к столу помянутого Ельцина —по результату. Как современники распорядились теми идеями, которые закладывали в главный Закон государства. Товарищ Сталин был тем ещё юристом, ему нужно было зафиксировать и дать вектор ещё более стремительного социально-экономического развития СССР. До 1977-го года Главный документ не решались тронуть (Хрущ очень хотел, да не успел изгадить), поскольку он эффективно работал.

Как итог, наше сегодняшнее государственное состояние, старательно разваливаемое тридцать лет без советской власти, не рухнуло благодаря тому запасу прочности, который создавался именно во времена действия сталинской Конституции. С помощью грубого насилия, говорите? Ну-ну… Прежде чем ахинею нести, посмотрите на результаты «свободы» в материальном, духовном, политическом аспекте ельцинской Конституции. Частная собственность и свобода совести — дело полезное, только без идей объединяющей народ справедливости, боюсь пустое.

Просмотров: 0

No votes yet.
Please wait...
Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий

Translate »