• dogstars@annales.ru

Взгляд с саммита: G7 саморазрушается и терпит неудачи на всех фронтах

Spread the love

Авторы: Karl Mathiesen, David Herzsenhorn

Саммит G7 в Германии оказался самым неудачным за последние годы, пишет Politico. Разногласия сторон отмечаются по всем вопросам. Громкие декларации саммита не подкреплены конкретными решениями. Противоречия распространяются не только на политику, но и на личные отношения лидеров, в частности, Джонсона и Макрона. Лидеры Запада не справляются ни с чем: ни с Украиной, ни с изменениями климата, ни с инфляцией, ни с продовольственным кризисом, ни с энергетикой.

Цугшпитце, Германия — Если лидерам G7 нужно было напомнить себе о безотлагательности борьбы с изменениями климата и их собственной роли в этом, все, что им нужно было сделать, — просто поднять голову.

Высоко над роскошным замком Эльмау, курортом, в котором лидеры самых могущественных демократий мира вели серьезные (и не очень серьезные) дискуссии в течение последних трех дней, самый большой (и скоро могущий стать последним) ледник Германии стекает в седловину у самой вершины горы Цугшпитце высотой 2962 метра.

Изменения климата, которые убивают ледники и меняют планету, уже много лет являются главным приоритетом группы G7. Но из-за конфликта на Украине, растущей инфляции, глобальной нехватки продовольствия и резкого роста цен на энергоносители лидеры крупнейших промышленно развитых демократий снова отвлеклись от этой важнейшей проблемы на другие грозящие миру беды.

Когда они завершили свои переговоры, оказалось, что самые влиятельные мировые лидеры всего лишь “бегали по краям площадки” и потерпели неудачу на всех фронтах. Они оказались бессильны остановить российскую спецоперацию или прекратить бесконтрольный рост цен. Они не смогли остановить таяние ледника Цугшпитце или хотя бы разблокировать миллионы тонн украинского зерна, столь необходимого, чтобы накормить развивающийся мир.

Невероятно сложные обстоятельства и мучительный выбор, с которым столкнулись лидеры G7, только еще раз подчеркнули неотъемлемое противоречие между их собственными краткосрочными электоральными императивами и “высокой политикой”. Их подогревают нетерпеливые избиратели, которые постоянно требуют немедленных результатов, и долгосрочные моральные обязательства перед пра-пра-правнуками, которые еще не родились.

Когда в прошлом году лидеры G7 собирались в Карбис-Бэй в Англии, они вряд ли могли предвидеть, что в дискуссиях на их следующем саммите будет доминировать новый крупномасштабный военный конфликт в Европе. Тогда основное внимание было уделено последствиям пандемии COVID-19, в общем смысле — изменениям климата и явной, растущей угрозе со стороны Китая.

Ракеты против риторики

Но в воскресенье, когда лидеры прибыли в Баварию, основное внимание было уделено военному конфликту на Украине. Президент России Владимир Путин, которого выгнали из “Большой восьмерки” за его вторжение в Крым в 2014 году, быстро дал Западу ясный сигнал, когда Россия обрушила ракетный шквал на Киев, что стало первым ударом по украинской столице за несколько недель.

Взрывы, повредившие высотный жилой дом, стали прозрачной демонстрацией того, что, несмотря на первоначальный успех Украины в отражении наступления российских войск, пытавшихся захватить Киев и свергнуть правительство президента Владимира Зеленского, ни один из шагов, предпринятых Западом в поддержку Украины — ни жесткие санкции, ни большие поставки оружия, ни политические заявления вроде предоставления Украине статуса кандидата в члены ЕС — не удержали Путина от упорства в своей спецоперации и стремлении захватить весь Донбасс.

Спецоперация России на Украине служила темой почти всех разговоров в Эльмау. И еще до того, как лидеры Запада в понедельник приняли Зеленского в свои обсуждения по видеосвязи, они объявили о новом мощном пакете военной и финансовой помощи и пообещали продолжать помогать Киеву “до тех пор, пока это будет нужно”.

Проблема, однако, в том, что всего этого оказывается недостаточно, а осуществление всех мер поддержки Украины занимает слишком много времени. Зеленский сказал об этом, заявив западным лидерам, что Украина отчаянно нуждается в более совершенных системах противоракетной обороны, и умоляя их помочь Украине склонить конфликт в свою пользу хотя бы в течение следующих месяцев.

Однако, несмотря на решимость Запада помочь Украине, появились и некоторые более тревожные признаки продолжающихся разногласий во взглядах глав G7 на то, как вести себя с Путиным. В этой связи обратил на себя внимание демарш офиса премьер-министра Великобритании, допустившего утечку содержания двусторонней встречи с президентом Франции Эммануэлем Макроном, чтобы намеренно подчеркнуть месседж Джонсона своему французскому коллеге: “Сейчас не время думать об урегулировании конфликта”.

Но даже когда “Большая семерка” подтвердила свою приверженность победе Украины и, следовательно, поражению России, западные лидеры даже не намекнули на принятие мер, которые могли бы решительно изменить ход конфликта, которому, похоже, суждено превратиться в бесконечную битву “на истощение”.

Хотя военные вопросы будут более детально обсуждаться на саммите НАТО в Мадриде, куда вся “Большая семерка” вылетела после завершения переговоров в Баварских Альпах, пока нет никаких признаков того, что западные державы напрямую вступят в конфликт, например, установив на Украине “бесполетную зону”. Также нет никаких признаков того, что они хотя бы будут использовать военные корабли, чтобы потенциально открыть коридор для отправки застрявшего на Украине украинского зерна по всему миру.

Заблокированные поставки зерна являются важной причиной усугубления глобального продовольственного кризиса, хотя и здесь свою огромную роль играет изменение климата. И неспособность “Большой семерки” продемонстрировать какой-либо прогресс в выходе из этого тупика явилась лишь небольшим отражением их более серьезной неспособности продвинуться вперед в решении многих важных политических задач.
Семь лет назад, когда лидеры тех же стран находились в этом же замке Эльмау, канцлер Германии Ангела Меркель устроила “путч”, убедив их согласиться на прекращение государственных субсидий на ископаемое топливо в 2025 году. По словам Якоба Сковгаарда, политолога из Лундского университета в Швеции, с тех пор объем этих субсидий не снижается нигде в мире.

“Между тем налоговые каникулы по налогам на топливо, предлагаемые несколькими лидерами, в том числе Байденом, указывают на то, что субсидии на ископаемое топливо, вероятно, даже увеличатся в 2022 году”, — сказал Сковгаард.

Возврат к ископаемому топливу

На этой неделе эта “само-диверсия” продолжалась в Баварии.

Но ни этот призыв, ни предполагаемые действия не нашли отражения в итоговом заявлении саммита “Семерки”. Судя по всему, украинский конфликт создал для G7 срочную причину отказаться от ископаемого топлива, но только из России.

Лидеры “Большой семерки” не смогли достоверно описать, как они достигнут своей цели почти вдвое сократить глобальные выбросы к 2030 году. А ведь понятно, что это потребует от них дорогостоящих усилий для того, чтобы значительно расширить использование возобновляемых источников энергии , АЭС, “чистых автомобилей” и заменить газовые котлы тепловыми насосами.

Как сказала Доминика Ласота, польская активистка в области борьбы с потеплением, приехавшая на саммит: “Вместо того, чтобы услышать смелые инициативы и обязательства, мы просто видим, как шесть или семь парней хвастаются тем, кто более позитивно относится к саммиту, у кого рубашки лучше, и кто умеет управлять вертолетом”.

Как бы демонстрируя, насколько противоречивы краткосрочные и долгосрочные цели мировых лидеров, канцлер принимающей страны Германии Олаф Шольц убедил своих коллег по G7 поддержать призыв к финансированию новой газовой инфраструктуры и разведки газовых месторождений, чтобы преодолеть неоправданную зависимость Европы от импорта российских энергоносителей.

Финансирование новых нефтяных и газовых месторождений в Европе для борьбы с импортом энергии из России — это идея “в искаженном временном масштабе”, сказал Дэвид Кинг, отметив, что месторождения обычно вступают в эксплуатацию только примерно через 15 лет после их открытия.

Лидеры заверили, что их приверженность борьбе с изменениями климата непоколебима. “Это и моя тревога. Поэтому мы в Италии относимся к этой проблеме с большим вниманием. Мы не будем отказываться ни от каких своих обязательств”, — заявил премьер-министр Италии Марио Драги на заключительной пресс-конференции.

В отличие от прошлого года в Карбис-Бэй, в Эльмау почти не обсуждалось установление даты поэтапного отказа от угля. Между тем, Германия, как и другие страны ЕС, недавно фактически заявила, что временно перезапустит свои угольные электростанции, чтобы улучшить энергоснабжение. А Япония добилась того, что снизила свои обещания по выпуску новых автомобилей с нулевыми выбросами углекислого газа. В 2030 году только половина японских машин будут соответствовать этому показателю.

Если на саммите и были какие-то достижения, то их можно найти в видении “Большой семерки” нового рода взаимодействия с развивающимися экономиками, которые виновны в росте мировых выбросов. Инфраструктурный план стоимостью 600 миллиардов долларов для противодействия китайскому “Одному поясу – одному пути” может заложить основу для “зеленой” энергетики в Африке, Латинской Америке и Азии. Точно так же в повестке дня G7 теперь стоит целенаправленное участие в экономиках стран, нуждающиеся в угле, а именно во Вьетнаме, Индонезии, Южной Африке, Индии и Сенегале.

Лидеры G7 предварительно договорились создать к концу года “Климатический клуб” — попытку стимулировать “зеленую” конкуренцию во всем мире, особенно в Китае и других крупных странах с развивающейся экономикой, которым было открыто предложено присоединиться к организации.
Но по всему вышеперечисленному пакету мер реальных подробностей саммит предоставил мало. Еще меньше известно об источниках финансирования этих амбициозных программ. Игра в догонялки с китайским мега-проектом “Один пояс – один путь” идет мучительно медленно. О планах “побороться с китайским “Поясом” было объявлено еще на прошлогодней встрече G7, но с тех пор не было достигнуто никакого конкретного прогресса.

Климат побеждает G7

Политическая карьера большинства лидеров “Большой семерки” тает даже быстрее, чем лед ледника Цугшпитце. Но в то время как перспективы политического существования могущественных политиков, собравшихся в долине Эльмау, непрерывно сокращаются, у тех людей, которые живут на самой вершине Цугшпице взгляд устремлен далеко в будущее.
Семья Терезы Цвингер уже более ста лет управляет рестораном на вершине горы. Ее отец, Ханс-Йорг Барт, которому 74 года, работает там шеф-поваром. Он сказал, что за последние полвека ледник сократился на 90%.

“Раньше это был сплошной снежный покров, весь белоснежный, а посередине находился глаз ледника, как его называли, зеленое ледниковое озеро, — сказал Барт. — Красивый был вид”. Теперь некогда могучий поток льда, который буквально вгрызался в склон горы, превратился в грязно-белое пятно, окруженное голыми салами.

Цвингер, которой 30 лет, зимой работает гомеопатом, но, как и три поколения до нее, каждое лето она приезжает помогать в ресторане. Если у нее родятся дети, она хотела бы, чтобы они продолжили семейную традицию.

“Но я не думаю, что они согласятся на это”, — сказала она. Фундамент ресторана утоплен в вечную мерзлоту, которая, по данным научных исследований, начала необратимое таяние. Сама гора начнет рушиться, когда лед, удерживающий ее, исчезнет.

Перед лицом такого неумолимого процесса отец и дочь, которые понимают природу лучше, чем любой из лидеров “Семерки” внизу, и скептически относятся к тому, что G7 сможет хоть что-то сделать с климатом.

“Если этим семерым лидерам удастся по-настоящему объединиться, тогда Путин, наверное, передумает”, — говорит Барт.

Цвингер, которая переводит для нас с тяжелого баварского диалекта своего отца, объяснила, что он имеет в виду не Украину, а гораздо более страшную угрозу: “Он имеет в виду изменение климата”.

“Но все эти саммиты оказывают на климат нулевой эффект”, — добавляет Барт.

Просмотров: 1

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Translate »